600017, г. Владимир, ул. Горького, 57
Цвет фона:
размер шрифта:
+ -

владимирская областная специальная библиотека для слепых

Контактный телефон: +7 (4922) 53-04-03
Адрес электронной почты: gukvosbs@inbox.ru
6+

Участник конкурса

В июле 2019 г.  читатель Владимирской  областной специальной  библиотеки для слепых Хромов Александр Михайлович  принял участие в ежегодном  конкурсе Европейского союза  слепых, посвященном Луи Брайлю  «Роль системы Брайля в вовлечении людей с нарушением зрения в политическую, экономическую, культурную, общественную и семейную жизнь».

Специальная библиотека  для слепых имеет  честь  познакомить  наших читателей с этой работой.

Желаем  Александру Михайловичу дальнейших творческих успехов, здоровья.

Тема: «Образование»

С чего начинается взрослость?

(литературное эссе)

 

План:

  1. Роль системы «Брайля» в вовлечении людей с нарушением зрения в достойную человека жизнь.
  2. «Брайль: образование и культура»

а) ох уж эти шеститочия

б) подарили маме азбуку

в) эти волшебные самоучители

г) катастрофический провал

  1. Ни дня без «Брайля»

 

Фотография моря.

«Вовлечение».

          За три дня до 1 сентября был день моего рождения. Мне исполнилось 8 лет. Мы вместе с двоюродной сестрой Лидой сидели на крылечке нашего дома и рассматривали очень большую географическую карту, которую она подарила мне на день рождения. Лида уже успела показать мне на карте Каспийское море и реку Волгу, впадающую в него. Я был в большом изумлении от фотографии моря. Как его сфотографировали? Подошли мама и папа. Долго переминались с ноги на ногу. Первым разговор начал отец: «Саша, нам нужно принять одно очень важное решение: уезжать или не уезжать тебе в далекий город на учебу в спецшколу? Не скрою, после твоего отъезда моя жизнь потеряет половину смысла. Я рожден, чтобы жить в кругу жены и сына!».

          Я заплакал и тихо сказал: «Папа, не умея ни писать, ни читать, ни считать, я останусь единственным болваном и бездарем в нашем поселке, да еще почти слепым».

          Вот так по-деревенски просто состоялось мое вовлечение в прекрасный мир системы Брайля. А пример двух незрячих учителей в поселке был.

Ох уж эти шеститочия.

          Уже две недели прошло от 1 сентября. Забылись цветы и музыка школьного духового оркестра. Ребята увлеченно пишут слоги. Я упорно сижу и пытаюсь колоть шеститочия грифелем на брайлевском приборе. Ах, если бы хоть что-нибудь получалось! Дети подходят, успокаивают: «Саша, ничего не поделаешь, это важно научиться делать». Их потом школа воспитает добрыми и вежливыми людьми, а сейчас это маленькие, колючие деревенские вредины. Через две недели Нина Петровна пригласила в класс тех самых двух учителей из нашего поселка, которые работали в этой школе и были прекрасными брайлистами. Они за две минуты определили, что у меня бракованный прибор, обучение на нем первоклассника просто невозможно, и сразу же подарили свой новенький, блестящий, самый лучший в мире. Моей радости не было предела.

Подарили маме азбуку.

Класс учился Брайлю легко, увлеченно, быстро. К новому году, зимним каникулам мы уже писали и читали кончиками пальчиков без всяких подглядываний. На классной елке маме подарили Брайлевскую азбуку, написанную на моем прекрасном приборе со зрячей расшифровкой Нины Петровны. Мама посмотрела на нее глазами и заплакала. Она поняла, что никогда не разберется в этом хаосе одноцветных или, точнее, бесцветных брайлевских точках. Но я уже был «гусь стреляный». На каникулах мы с Лидой изготовили на листке ватмана с ярко расчерченными клетками хорошую цветную азбуку. Папа смастерил рамку со стеклом, чтобы не пылилась, и повесил ее на стену перед швейным столиком. По такой азбуке и мама, и сестра с легкостью читали мои брайлевские письма всю свою жизнь.

Эти волшебные самоучители.

В третьей четверти нас первоклашек впервые повели в библиотеку брайлевских книг. Всем ребятам вдруг страшно захотелось взять книжку про нашу родную армию. Я понимал, что мне не служить и гордо с обидой отвернулся. Передо мной предстал стеллаж с кратким названием большими буквами «САМОУЧИТЕЛИ». У меня от неожиданности даже сердце замерло. Здесь в ряду стояли: «Самоучитель шашечной игры», «Самоучитель игра на аккордеоне», «Самоучитель игры на баяне». Я протянул руку и взял с полки последний, потому что твердо знал, аккордеонов в школе нет, а вот хороших баянов достаточно. Когда подошел к столику библиотекаря, чтобы записать его в карточку на свое имя, она сказала тихим голосом: «Саша, для тебя эта книга слишком сложна. Придешь за ней в классе четвертом, а пока возьми самоучитель шашечной игры». На мое удивление, я уступил. В шашки играли всем классом: и в «уголки», и в «поддавки» и в простые спортивные шашки, как положено по самоучителю.

Но, строго, в четвертом классе я пришел за самоучителем игры на баяне.

Стал ли я профессиональным музыкантом? Да, стал! И одиннадцать лет проработал в родном поселке учителем и преподавателем музыки в общеобразовательной школе, музыкальной школе и детском саду. Мама и папа были безумно счастливы.

Катастрофический провал.

Сейчас на душе у меня очень горько от того, что на полках брайлевских библиотек нет больше ни одного «Самоучителя». А ведь научиться можно многому. Есть ли мне задать вопрос: «Какой самоучитель в наше время был бы самым актуальным, самым необходимым?» я без колебаний отвечу: «Самоучитель ведения домашнего хозяйства совершенно слепыми людьми», - и он должен быть напечатан по Брайлю, как и все другие самоучители. Несколько лет назад я потерпел сокрушительный провал. На родительском собрании для родителей совершенно слепых детей 6 класса, я даже не смог ответить на вопрос: «Как научить слепого ребенка чистить картошку?», - не говоря уже о многом другом.

Ни дня без «Брайля».

За девять лет учебы в коррекционной школе для слепых и слабовидящих, я до такой степени совершенства овладел навыком письма и чтения по Брайлю, что пишу и думаю одновременно и очень качественно «Не Юлий Цезарь, но все же». Это помогло мне с трудоустройством среди зрячих. Устроился легко, как бы играючи. За 18 лет работы по специальности написал огромное количество сценариев праздничных встреч, концертных программ, перспективных планов, докладов и отчетов педсоветам, работ по обмену опытом для курсов повышения квалификации, и, наконец, статей в районную газету, которых писать не приказывали, но очень и очень просили. Жду Вашего вопроса: «А кому нужны Ваши бесчисленные труды, написанные шрифтом Брайля, ведь их, все равно, никто не сможет ни прочитать, ни проверить, ни воспользоваться ими (своего рода тайнопись)?» С удовольствием отвечаю: «По окончании Курского музыкального училища для инвалидов по зрению, нам подарили портативные печатные машинки «Москва». Я сразу понял: «Это мой шанс, это мой пропуск в мой родной поселок, в достойную жизнь в мире зрячих людей». Я за два месяца овладел печатанием всеми десятью пальцами, не глядя на клавиатуру. Жалел лишь об одном – что в старших классах школы не было такого предмета. Это очень важный аспект достойной жизни в обществе зрячих людей.

А.М. Хромов

Изображение: